Саудовская Аравия: не зависеть от стечения обстоятельств

Недавние перемены в руководстве ресурсного сектора Саудовской Аравии – отставка Али аль-Наими с поста министра нефти и последующее назначение на данный пост Халида аль-Фалиха, главы одной из крупнейших нефтяных компаний мира Saudi Aramco, – вызвали широкий резонанс на мировом рынке нефти, заставив экспертов разных стран гадать, что же повлечет за собой эта замена. Амбициозные планы саудитов представляют не только политический, но и прикладной интерес: как один из неоспоримых мировых лидеров и основных конкурентов России готовится усилить и без того прочные позиции на мировом рынке нефти и каким образом собирается усовершенствовать управление своими масштабными ресурсными активами?

Saudi Arabia’s Vision 2030

Для ответа на данный вопрос стоит обратить внимание на «апрельские тезисы», заявленные в текущем году в плане экономических реформ, которые Саудовская Аравия планирует реализовать к 2030 году. Большинство обозначенных мер вполне характерно для стран, богатых природными ресурсами, которые желают не только снизить зависимость от волатильности цен или избежать последствий ресурсного проклятья, но и извлечь максимум из располагаемых ресурсных активов.

Одними из важнейших составляющих экономического благополучия Саудовской Аравии, согласно программе Saudi Arabia’s Vision 2030, являются выход национальных компаний за рубеж и превращение компании Aramco в глобальный промышленный конгломерат с целью занять «достойное место на мировых рынках»; а также трансформация Общественного инвестиционного фонда в крупнейший в мире суверенный фонд общественного благосостояния. Последнее позволит Саудовской Аравии нарастить инвестиции в человеческий капитал, в частности в образование и здравоохранение.

Однако создание подобного рода фондов всегда сопряжено с рисками: известны случаи провалов в вопросе создания стабилизационных фондов в Нигерии, где изначально успешное функционирование фонда было подорвано за счет срыва ратификации федерального закона о финансовой ответственности, и в Камеруне, где из фонда впоследствии исчезло около половины размещенных в нем доходов от продажи нефти. Саудовская Аравия официально заявляет о нетерпимости к административной и финансовой коррупции, поэтому планирует ввести международные стандарты финансовой отчетности и административные меры для достижения прозрачности управления во всех секторах экономики.

Кроме того, в программу экономических реформ входит и активизация инвестиционной деятельности, подразумевающая не только поддержку инвестирования в проекты внутри страны, но и накопление иностранных активов. Намеченное можно осуществить и путем размещения прибылей за границей для дальнейшего эффективного их использования в национальной экономике в нужный момент.

Не в одну корзину

Отдельного внимания заслуживает план диверсификации экономики Саудовской Аравии путём развития не только добывающей и обрабатывающей отраслей, но и возобновляемых источников энергии, таких как солнечная и энергия ветра. «Диверсификация нашей экономики жизненно важна для ее устойчивого развития. Хотя нефть и газ являются важнейшими составляющими нашей экономики, мы начали расширять наши инвестиции в другие сектора», — отмечает Мухаммед ибн Салман Аль Сауд, председатель совета по экономическим вопросам и развитию Саудовской Аравии. Посредством реализации данной программы страна планирует подняться с 19-ого места в списке самых крупных экономик мира на 15-ое.

В данном случае приветствуется участие частного сектора: так, ведется программа приватизации государственных компаний частными лицами, а также упрощен доступ к инвестиционным и фондовым площадкам как для государственных, так и для частных компаний, что должно привести к росту доли частного сектора в ВВП на 25%.

С целью повышения вклада в ВВП добывающей промышленности (Саудовская Аравия располагает запасами алюминия, фосфатов, золота, меди, урана и ряда прочих минеральных ресурсов) и создания в отрасли 90 тысяч новых рабочих мест к 2020 году планируется введение дополнительных стимулов для частного инвестирования в отрасль и участия в разработках новых месторождений Королевства.

Кроме того, обращает на себя внимание и усиление участия страны в международном партнерстве: ожидается введение целого ряда структурных реформ сектора, посвященных пересмотру процедур добычи ископаемых, инвестированию в инфраструктуру отрасли, разработке новых путей финансирования и созданию центров передачи опыта работы в секторе.

Для развития же конкурентоспособного сектора возобновляемых источников энергии планируется провести либерализацию рынка топлива, установить связи в рамках партнерства государства и частных компаний для увеличения инвестиционного потока. Данный поворот вызывает ряд вопросов: с какой целью одно из богатейших нефтью государств мира собирается развивать сектор возобновляемой энергии? Хочет ли оно увеличить долю экспорта невозобновляемых ресурсов за счет снижения внутреннего потребления, то есть замещения возобновляемыми источниками? Видит ли перспективы в развитии направления в целом? Или же это сигнал рынку о начале исчерпания богатых запасов?

В то же время Саудовская Аравия планирует продолжить активное развитие и нефтегазового сектора: в частности, к 2020 году ожидается создание национальной газораспределительной сети и увеличение добычи газа в 2 раза. Судя по интервью с новым министром нефти, государство не планирует снижать объемы добычи черного золота и в будущем стремится развивать нефтяную и нефтехимическую отрасли для обеспечения глобального лидерства и инвестирования прибылей в развитие смежных отраслей.

Избежать утечки

Что же из описанных мер применимо для России? Во-первых, идея создания общественного фонда для концентрации и сбережения прибылей от ТЭК уже осуществлена в России. Создавая государственный фонд для накопления прибылей от деятельности топливно-энергетического комплекса, государство сохраняет право распределять эти средства как посредством инвестиций, так и путём предоставления  кредитов частному сектору.

Альтернативным вариантом является субсидирование частного сектора за счет снижения налогов или введения программы дивидендов для граждан. Примером может послужить программа дивидендного фонда Аляски, где размещаются доходы от топливных ресурсов, а потом доходы фонда распределяются в рамках этой программы среди населения штата.

В пользу государственного контроля над ресурсами говорит дефицит государственных средств в развивающихся странах и необходимость инвестирования в инфраструктуру и человеческий капитал. Источником инвестиций могут послужить прибыли от ресурсов, напрямую направляемые в нужную сферу без введения налогов, искажающих и усложняющих процесс.

К тому же государство может сгладить риски макроэкономической нестабильности и неравномерного распределения ресурсов и доходов от них между поколениями. Этот вариант предпочтителен для России в силу наличия не самых эффективных институтов управления ресурсной рентой, которые еще предстоит развивать.

Однако в данном варианте существует высокий риск коррупции, которой так или иначе подвержены все богатые природными ресурсами страны: ряд исследований обнаружил прямую зависимость между изобилием ресурсов в экономике, а значит, и высоких доходов от них, и уровнем коррупции, наблюдаемым в государстве.

Для решения этой проблемы следует обратиться к опыту коллег из Северной Европы (Норвегия) или же к планам саудитов по обеспечению прозрачности и открытости в ресурсном секторе, а также по разработке нормативно-правовой базы для регулирования отрасли. Это позволит направить доходы от ресурсов в сектора, действительно нуждающиеся в поддержке и развитии, избежав утечки ресурсной ренты в низкоэффективные проекты, пролоббированные влиятельными группами.

Так, в научной литературе описывается одна из наиболее простых моделей, согласно которой влиятельные группы (региональные власти, министерства и т.п.) достаточно сильны для лоббирования своих интересов и получения государственных средств для реализации своих проектов зачастую с низким уровнем доходности, что способствует вытеснению других, более доходных проектов. Проблема усугубляется также низкой эффективностью государства в плане оценки и реализации проектов: была прослежена прямая зависимость между объемами доходов от ресурсов и количеством некачественных проектов, принятых и профинансированных.

Опыт развивающихся стран

Что касается диверсификации экономики, о которой уже не раз заявлялось с высоких трибун, то тут мировой и саудовский опыт может быть весьма полезен. Многие государства мира реализовывали стратегии диверсификации, либо используя доходы от ресурсов для поддержки секторов, непосредственно не связанных с ресурсами, либо посредством банков развития или прямых отчислений в рамках государственной промышленной политики.

Малайзия является примером успешной реализации данных мер. После этнических беспорядков 1969 года малазийское правительство стремилось использовать экономический прогресс для снижения расового экономического неравенства. Сильное центральное правительство осуществило ряд планов развития, важнейшим из которых являлось использование доходов от природных ресурсов (в частности доходов от продажи нефти, быстро растущих с середины 1970-х годов) для диверсификации экономики.

В сельском хозяйстве инвестиционные программы способствовали повышению производительности труда и достижению лидерства по выпуску пальмового масла (на сегодняшний день его используют также в производстве биодизельного топлива). Обрабатывающая промышленность была открыта для международной торговли и прямых иностранных инвестиций, а проведение продуманной промышленной политики (развитие инфраструктуры, в первую очередь в особых экономических зонах) позволило разработать ряд трудоемких секторов деятельности, включая даже электронику.

Из опыта же саудовских коллег можно почерпнуть конкретные меры осуществления диверсификации, а именно установление связей государство – частный бизнес, прежде всего в ТЭК. Во-первых, это позволит увеличить количество инвестиций в ресурсный сектор, а во-вторых, поспособствует развитию остальных отраслей экономики, пусть и связанных с ресурсами так или иначе.

Существует два вида подобного рода связей: прямые и обратные. Обратные связи представляют собой сотрудничество компаний ресурсного сектора с государственными или же частными компаниями, обеспечивающими их оборудованием, технологиями и прочим необходимым для добычи ресурсов. В установлении такого рода связей как раз в последние годы преуспела саудовская компания Saudi Aramco. Разновидностью установления обратных связей является и сотрудничество фирм, занятых в ресурсной отрасли, с местными фирмами в других секторах.

Прямые же связи подразумевают дальнейшую обработку природных ресурсов либо для местного использования, либо для экспорта. Успех применения этой меры зависит от развитости капиталоемких секторов экономики, таких как нефтехимическая отрасль и металлургия, представляющих сравнительные преимущества экономике. В большинстве стран, богатых природными ресурсами, эти сектора не являются достаточно развитыми и конкурентоспособными, однако Саудовская Аравия и Россия скорее являются исключениями, располагая относительно сильными мощностями в приведенных секторах.

Таким образом, хотелось бы повторить призыв к дальнейшей диверсификации экономики и совершенствованию управления ресурсной рентой, звучавший уже не раз из уст как экономистов, так и политических деятелей нашей страны. К сожалению, время пика нефтяных прибылей постепенно проходит, а вместе с ним исчезают и шансы сохранения полученных прибылей от торговли нашими богатыми природными ресурсами. Однако еще не все возможности упущены, только действовать стоит более четко и оперативно.

Продуманное управление ресурсной рентой и диверсификация экономики уменьшат зависимость России от колебания цен на нефть и смягчат возможные негативные эффекты шоков. Более того, развитые отрасли промышленности позволят привлечь инвестиции в страну и сгладить воздействие санкций, а также создать рабочие места и поспособствовать развитию человеческого капитала. Успешно реализовав эту программу, мы, как и Саудовская Аравия в своем плане развития, сможем заявить, что «не позволим, чтобы наша страна впредь зависела от счастливого стечения обстоятельств при колебании цен на сырье или внешних рынков».

 

Фотография: World Economic Forum / Flickr