Ложная тревога. Почему уход Дилмы Русеф не угрожает интересам России