Идейные борцы? Кто прав в споре о «лесных братьях»

В июле на официальном канале НАТО в YouTube был опубликован фильм, прославляющий борьбу «лесных братьев» в Прибалтике против советской власти. Со стороны Москвы незамедлительно последовала негативная реакция. В России и странах Балтии, в частности в Латвии, до сих пор не затихают споры о том, чем был данный феномен — проявлением бандитизма, национализма или же естественным стремлением народа к независимости, свободе от «насаждаемого режима»? Выход фильма заставляет вспомнить те годы и задуматься об исторической памяти в обеих странах.

Почему люди взялись за оружие?

Основных причин было несколько:

1. Сопротивление во многом объяснялось призывом в ряды Красной Армии (в июле 1944 г. со вступлением Советской армии на территорию Латвии было мобилизовано 57,5 тыс. человек) [8, с. 110-120].  Многие латвийцы не явились в пункты приема (призывные станции, военкоматы). Кто-то «растворился» по пути к воинским частям и подразделениям, кто-то по дороге от станций на фронт. Конечно, не все дезертиры стали подпольщиками [10].

2. Сыграли свою роль идеологические соображения: социалистические идеалы были чужды бывшим легионерами СС.

3. Присутствовал страх быть подвергнутым репрессиям. Партизанские ряды пополнили люди, столкнувшиеся с угрозой ареста, опасавшиеся преследований со стороны советской власти.

4. Недовольство вызвали меры СССР по советизации Латвии. В 1944-1945 гг. была проведена аграрная реформа, носившая уравнительный характер и включавшая в себя создание совхозов, преследование «кулаков» и их «пособников».

5. Часть населения рассчитывала на то, что сразу после Второй мировой войны начнется война между Советским Союзом, с одной стороны, и США и Великобританией, с другой, и что на этом фоне удастся добиться независимости, как в 1918-1920 гг.

В историографии принято выделять несколько периодов активности «лесных братьев» [7]: первый — с июля 1944 по июль 1946 гг.; второй — с 1946 по 1948 гг.; третий — с 1949 по 1953 гг. На протяжении 1944 – 1953 гг. основной целью борьбы подпольщики провозглашали отстаивание свободы и независимости Латвии. Они были движимы и такими, казалось бы, благородными и естественными для любого народа помыслами (согласно уставам организаций [9]), как желание развивать и поддерживать национальную культуру и язык. С точки зрения партизан, для осуществления данного плана необходимо было срывать любые предприятия Москвы по инкорпорации Латвии в состав СССР.

В представлении латвийских «лесных братьев» цель оправдывала средства. На деле их акции сводились к беспощадному террору, к борьбе с сотрудниками органов госбезопасности, убийству партийных активистов, полномочных представителей Центра на местах, председателей волостных и уездных исполкомов, комсомольцев. Всех, кто готов был к переменам, к жизни при советском режиме, подпольщики считали «коллаборационистами» [1].

Партизаны должны были «всеми способами препятствовать передаче Красной Армии национального зерна и урожая в целом» [9]. Они разрушали советские предприятия, подрывали мосты, чинили сбои на железнодорожных узлах [7]. Помимо этого, чтобы нейтрализовать «советское воздействие», участники латвийского подполья вели пропагандистскую деятельность [10]: издавали нелегально газеты, распространяли листовки. Подобная «форма» сопротивления была характерна для молодежи, получившей образование еще в годы независимости Латвии. Наиболее активные борцы «духовного фронта» организовывали в старшей школе и в институтах тайные кружки. Молодые люди в сельской местности поддерживали связь с партизанами, собирали для них продукты питания, медикаменты, сообщали о прибытии в волость работников НКВД (с 1946 г. — МВД) [1].

С 1944 по 1953 гг. к подполью примкнули в общей сложности 20 079 человек. Они совершили 2659 атак на «сторонников советской власти» [10]. За указанный период «лесные братья» убили 1639 человек. Из них 1070 — партийные функционеры, 229 – сотрудники органов госбезопасности.

Постепенно изначальная стратегия партизан «нападать» сменилась тактикой «выжить»: они стали осуществлять «налеты на коллективизированные скот и зерно», «упоенно считая их советской собственностью» [6].

К 1953 г. активные действия вооруженных националистических формирований были в целом парализованы, сопротивление подавлено. Москва смогла достичь такого результата за счет последовательного применения ряда «военных» и «мирных» мер.

Чем ответила советская власть

На первом этапе (лето 1944 – весна 1945 гг.) политики Советского Союза в отношении подполья в Латвии существовала недооценка ситуации на местах. По мнению Кремля, в Прибалтике, как и в других регионах страны, после освобождения от немецких захватчиков должно было начаться «восстановление органов власти, подсчет ущерба, возвращение беженцев» [7]. От населения республики никак не ожидали активного сопротивления этим процессам. Вместе с тем, уже в этот период территория Латвийской ССР была разделена на 6 оперативных секторов. Их возглавили квалифицированные работники, прибывшие из Центра. В их ведение поступили подразделения войск НКВД [2]. «Отдел по борьбе с бандитизмом» был создан и при республиканском управлении НКВД. В подавление подполья были вовлечены пограничные войска.

На последующих, более динамичных по своему характеру этапах борьбы с «лесными братьями» Москва предприняла ряд мер, которые условно можно разделить на три направления:

1. Вооруженная борьба. Были задействованы регулярные воинские формирования. Органы госбезопасности усилили контроль в сельской местности. В ряды партизан внедряли агентов-информаторов. В практику вошло создание «ложных» отрядов [10, c. 361-366]. Правда, трудности были сопряжены с тем, что мало кто владел латышским языком. Кроме того, непросто было подобрать надежных сотрудников для каждого района.

2. Привлечение «местных сил для поддержания порядка» [7, 191-257]. Опорой советской власти были города. Ситуацию же в волостях, на которые делились уезды, было контролировать сложнее. По этой причине при уездных управлениях НКВД были созданы истребительные батальоны – волостные подразделения для охраны порядка. Первоначально набор в их состав осуществлялся из числа местного населения непризывного возраста [10, c. 361-366]. О преданности первых формирований говорить не приходится: часто встречались случаи перехода «истребков» (так их называли в народе) на сторону партизан [7, 191-257].

С 1945 г. порядок комплектования личным составом изменился: на службу принимали добровольцев призывного возраста. В задачи истребительных батальонов входила помощь сотрудникам органов госбезопасности в ориентировании на местности; «организация засад, патрулирование населенных пунктов, высылка разведывательно-поисковых групп, произведение облав на вероятные места укрытия бандгрупп, охрана советских хозяйственных объектов» [7, 277]. Всего с 1944 по 1953 гг. было ликвидировано около 900 партизанских объединений численностью 9764 человека, проведено в общей сложности 1500 атак на подпольщиков.

3. Депортация «антисоветских элементов» в 1949 г. Данная мера привела к тому, что противник был деморализован.

Взгляд потомков

Для современного латвийского подхода к оценке собственной истории характерна интерпретация фактов, событий в выгодном для правящей элиты ключе. «Для консолидации общества власти обращаются к прошлому, говоря о том, что латышский народ героически отстаивал свою независимость» [11]. «Неудобные факты» замалчиваются: в латвийской историографии не упоминается тот факт, что «лесные братья» убивали даже тех, кто хотел вести мирную жизнь, кого не волновала принадлежность к тем или иным политическим взглядам, тех, кто был готов приспособиться к новым условиям, к советской власти, просто чтобы обеспечить семью необходимыми средствами к существованию [7, c. 191-257.].

«Лесные братья» однозначно возводятся в ранг героев, о случаях явного бандитизма не говорят. Конечно, в рядах сопротивления были и искренние патриоты Латвии, желавшие развития национальной культуры, выступавшие за самостоятельное развитие республики и видевшие в «уходе в леса» способ выживания, «возможность переждать советскую действительность». Но были и явные преступники.

Более того, в латвийской историографии подчеркивается, что политику СССР поддержала лишь «небольшая кучка коллаборационистов». В действительности же советская власть постепенно приобрела значительный авторитет среди населения. Во многом это было связано с тем, что Центр стал уделять внимание латышской национальной культуре, обеспечил жителей республики стабильной работой. «Лесные братья» реальной альтернативы предложить им не смогли. Со временем партизанское движение утратило поддержку социальной базы – деревенского населения, поскольку деятельность подпольщиков, в его восприятии, приносила лишь бессмысленный урон.

Безусловно, стремление народа обрести независимость естественно, как и желание отстаивать свои традиции и обычаи. Таким образом, изначальную идею, суть антисоветского сопротивления понять можно. Но никак нельзя оправдать ужасные методы противостояния, террор и убийства, оттолкнувшие в конечном счете от партизан их же сторонников. Действительно, «внутренняя логика вооруженной борьбы ведет к эскалации жестокости и насилия, а идейные борцы нередко превращаются в рядовых бандитов» [2].

Фотография: NATO / YouTube

Использованные источники и литература:

1. Музей оккупации Латвии. Официальный сайт. [Электронный ресурс]. URL: http://www.occupation.lv/#!/en/lang
2. НКВД – МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939-1956). Сборник документов: М., 2008. Документы. [Электронный ресурс]. URL: http://www.e-reading.club/bookreader.php/148464/Kokurin,_Vladimircev_-_NKVD-MVD_SSSR_v_bor’be_s_banditizmom_i_vooruzhennym_nacionalisticheskim_podpol’em_na_Zapadno—1956).html .
3. Прибалтика. Под знаком свастики (1941-1945)/Сборник документов. – Составители: Былинич В.К., Крысин М.Ю., Кучков Г.Э., Ямпольский В.П . М.: Объединенная редакция М ВД России, Ассоциация «Военная книга» «Кучково поле», 2009. — 464 с.
4. Национальный архив Латвии. [Электронный ресурс]. URL: http://www.arhivi.lv/index.php?&4 .
5. Бондаренко А. Военная контрразведка: 1918-1990. Молодая гвардия. 2011.
6. Емельянов Ю. «Прибалтика: почему они не любят Бронзового солдата?», М., 2007. [Электронный ресурс]. URL: http://www.e-reading.club/book.php?book=1007028 .
7. Зубкова Е.Ю. Прибалтика и Кремль. 1940-1953/Е.Ю. Зубкова. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд первого российского президента Б.Н. Ельцина, 2008. – 351 с.
8. Смирин Г. Основные факты истории Латвии, Рига, 1999 г. [Электронный ресурс]. URL: http://shh.neolain.lv/school/osn_fakti2.pdf
9. Статут Национального объединения партизан. [Электронный ресурс]. URL: http://www.occupation.lv/#!/en/lang
10. Bleiere Daina, Butulis Ilgvars a.o. History of Latvia.100 years. «Society Domas Speks». 2014.
11. Рева М. «Мой фильм — это личный взгляд, но с ним согласится 90 процентов русского населения Прибалтики»// Regnum. Информационное агентство. 30 августа 2013 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.regnum.ru/news/polit/1700989.html